Михаил гутов под знаком зверя

Похожие книги на «Колдовской замок. Часть IV. Драконы», Клиари Кае Де

А поэт Вячеслав Иванов в начале века XX-го поставил знак равенства между Данте и то в стихотворении Михаила Еремина случилось обратное: мосты северной столицы переместились в Аид: спит орфей и завороженные звери инфернальное путешествие “в плотной кладке людской” (А. Гутов). МВД подтвердило планы отменить знак «Шипы». "Зверь". М. Гиндин, В. Синакевич / 2 (). "12 новелл о любви". А. Чехов / 3 . Дмитрий Гутов. Объекты / до 23 мая Гравюры XVII — середины ХХ века из коллекции Михаила Ларионова и Натальи Гончаровой / до 26 сентября. Вепрь. Лютый зверьКалбазов Константин Георгиевич · ПсихолавкаАльфред Знак ХаосаГутов Максим ВладимировичЖелязны Роджер Джозеф.

Потому-то кинематограф к ним столь критичен. Но их никто никогда не считал искусством и потому их создатели свободно могут себе позволить симпатизировать буржуазной жизни.

Кейн — медиакрат и манипулятор, умеющий управлять как отдельными людьми, так и массами. Он, правда, так и не стал губернатором, но это оттого, что слишком любит удовольствия, чтобы соблюсти все принятые в политике нормы. У него другие способы воздействия, ведь он владеет газетами. Прототип Кейна, реальный творец желтой прессы, Хёрст успешно организовал бойкот фильма и добился запрета на его показ во многих штатах.

С размахом античной драмы там показана семья промышленников, имеющих прибыль со стали и оружия. У них тоже есть вполне реальные прототипы: Что только интеллектуалы, а вслед за ними и режиссеры, не ставили буржуазии в вину.

Беньямин и Адорно доказывали, что буржуа своими деньгами убивают старое искусство и не дают возникнуть новому. Горц обвинял их в желании ради прибылей уничтожить всю окружающую среду и тем самым убить человечество.

Американское кино обычно более снисходительно. Герой Чарли Шина вроде бы является живым воплощением афоризма: Его наставник Гордон Гекко открывает ему секреты превращения личности в насос для перегонки финансовых потоков. Для этого нужно, например, предать собственного отца, которому предательство в буквальном смысле разбивает сердце. Правда, в финале нам нарочно показывают съемочную площадку, чтобы извиниться за такую сказочность.

Но его побеждает хороший буржуа в костюме летучей мыши, который всегда спасет город от монстров, а на рассвете вернется в свой роскошный дом с обходительной прислугой. А значит, постановка должна быть запрещена. Согласно неписаным европейским правилам, чем выше претензии художника на независимость, тем антибуржуазнее ему приходится.

Под антибуржуазностью в кино понимают очень разные вещи: Кино, сочетающее в себе все эти принципы, запросто становится культовым. Возможно еще кино о хороших, простых и страдающих бедных, но времена неореализма давно миновали, и такие вещи сейчас позволяет себе разве что самый антибуржуазный режиссер Британии Кен Лоуч. Сюрреалист Бунюэль еще в х годах не скрывал своих целей: Это манифест восставшего поколения, которому смертельно скучно и потому единственный способ освобождения — разрушение организованного рекламой офисного мира.

От хиппи, впрочем, он так же далёк, как и от политических активистов. На весело размалёванном самолётике бунтарь летит навстречу полиции и беспечно игнорирует её сигналы, чтобы погибнуть от пуль. Перед нами очередная версия байронического романтизма, в котором уникальная личность оказывается слишком хороша для жестокого и тупого мира. Сквозь фильм проступает несколько упрощенная идея: И оба этих стимула по-разному используются, как буржуазной властью, так и молодежной революцией в своих целях.

Сегодня любой режиссер, претендующий на звание серьезного, согласен: Образ этого преступления, вечный скелет в шкафу, на котором держится весь буржуазный дом, повторяется в кино бессчетное число. Мечтающая поселиться внутри каталога модных вещей буржуазка невольно заставляет мужа-полицейского украсть все деньги у нищей эмигрантки, работающей на заводе. Эмигрантку зовут Сельма и играет ее модная певица Бьорк. Первое преступление вызывает второе: Современные США поддерживают высочайший уровень жизни своих граждан лишь благодаря тому, что в странах третьего мира люди живут за всеми возможными чертами бедности.

Благодаря неэквивалентному обмену каждый гражданин США, получая любые деньги даже пособие по безработицеобъективно является грабителем. Хочет он этого или не хочет, но он сует руку в карман остальному человечеству. Добрый и сентиментальный полицейский грабит слепую эмигрантку. Весь мир нагло ограблен ради того, чтобы жена американского полицейского могла позволить себе новые украшения.

А сам он нужен, чтобы охранять процесс этого грабежа. Его жена, ни о чем таком не подозревающая, наивно верящая, что ее муж богат, у него наследство, символизирует неадекватное и опасное чувство естественности своего уровня жизни.

Кто тут действительно слеп, так это те, кто думает, что они всего этого достойны, как ежедневно сообщает им реклама. В оглушительной тишине финальной сцены Сельма висит в петле, туго спеленутая тюремными ремнями. Это был тип, который еще не стал классом, но все сильнее хотел им стать. Он рос и влиял на культуру. Где-то на пересечении теневой торговли и номенклатурных семей возникал новый игрок. Но вскоре новый класс окончательно взял верх и на экране появились бодрые кооператоры, которым не дают заработать всевозможные силы зла.

Комсомольские руководители, получившие разрешение податься в бизнес, криминальные братки, вчерашние фарцовщики, сотрудники НИИ, оставшиеся без будущего — новая русская буржуазия рекрутировалась из самых разных слоев. В х, с Юрским, это была история о том, что миллионер, будь он тихоня или авантюрист, все равно не уместен в нашем обществе и обречен на проигрыш. В х, с Сергеем Крыловым, миллионер побеждал и получал все, вопреки устаревшему финалу романа.

Недавний телесериал с Меньшиковым вновь ставит очевидность такой победы под сомнение, но сомнение это уже не прогрессивного, а консервативного плана. Параллельно буржуазии через кино пытались отыскать свой образ и русские гуманитарии. В х паролем идентичности для них были захаровские фильмы с Янковским, плюс Андрей Тарковский. Автопортретом был образ внутреннего эмигранта, не понятого тупым и жестоким обществом. Потом, в перестройку, энтузиазма прибавилось, и опознавательными стали фильмы Соловьева про Ассу, черную розу и дом под звездным небом.

Разъезжавшемуся по швам советизму новое поколение гуманитариев противопоставляло свой раскомплексованный художественный экстаз и обаятельную невменяемость. Мафии в фильмах Соловьева противостоят бессюжетные сны, а государству — полулегальные рок-концерты. С тех пор идентичность нашего гуманитарного слоя принципиально не менялась. Отечественное кино почти закончилось. Во второй половине х своими у российской богемы признаются картины сербского анархиста Эмира Кустурицы: Атмосфера этих фильмов — гротескная и самоубийственная предельность поведения героев.

Причем главные герои относят себя к народу, у которого нет будущего — алеуты, югославы, дунайские цыгане. Перед нами истеричный восторг наблюдения за собственной исторической обреченностью. А каким мог бы быть главный русский фильм нашего времени? Ее взгляд на себя и всю ситуацию. Ее самопиар и одновременно послание к управляемым. Пятнадцать лет назад многим казалось, будто власть в России полностью приватизирована капиталом.

Реальная власть думали тогда собственно и принадлежит капиталу, а все политики из телевизора — просто прикрытие. Однако в нулевых игроки поменялись местами. Да и весь фильм — просто художественно выраженная идеология новой российской бюрократии, переживавшей ренессанс и почувствовавшей свою силу хотя бы оттого, как лихо они сделали всех этих новых русских.

Темный капиталистический способ принуждения против светлого административного способа. Шкурный интерес против верности и служения. Зачем бюрократии деньги, если ее собственностью и так является все общество? Она власть дана людям щедрой высшей силой, а вовсе не нанята за деньги. А значит, тем же взглядом могут любую лампочку и выключить.

Их поражение означает абсолютную катастрофу для. Власть дана, чтобы удержать мир от превращения в преисподнюю. Власть — это абсолютное и оттого никем не контролируемое благо.

Подлинная власть не может быть открыта и прозрачна. О каком контроле над властью может идти речь, если светлые маги срочно решают задачи предотвращения вселенской катастрофы, уготованной засекреченными темными силами? Полная засекреченность всего, связанного с властью, это не плохо, а наоборот, хорошо.

Гарантия выживания, а не опасность. Взяв на себя величественную миссию всеобщего спасения, горсветовская бюрократия ежедневно спасает всех нас от мистических катастроф: Имперский принцип непрозрачности власти наглядно показан в сцене, когда Горсвет создает свой невидимый антикризисный штаб по борьбе с воронкой в первой попавшейся квартире типизированных лохов-обывателей.

Непосвященные в конспирологические тайны граждане не замечают, что в их квартиру кто-то вторгся, и мирно смотрят телевизор. Демократия в этом мире не нужна и смехотворна. Во втором фильме есть сцена, когда Городецкого пытаются отговорить лететь за волшебным мелом в Самарканд. В ответ он вроде бы прибегает к самой настоящей демократической процедуре и громко обращается к гражданам пассажирам с вопросом: Однако ни в какой Самарканд пассажиры все равно не попадают.

Как только Городецкий понимает, что мел не там, самолет, ни у кого не спросясь, просто разворачивают. Читай, дорогой зритель, послание по слогам: Неприменимая к нашей экстремальной жизни, где ведут войну тайные элиты, которым не до блеющей толпы непосвященных статистов.

Девяностые годы — хаотическая эпоха дележа, когда важнее была активность темных. Но теперь эта эпоха окончена: Отсюда и бюрократия как главный герой модного фэнтези.

И как в каждой конспирологической системе, историю здесь движут не силы и законы которые мы можем проанализировать и понятьа мифологические образы которые требуют не понимания, а страха, трепета, поклонения и горячей любви. Изменить свою судьбу в видимом мире куда сложнее, чем поверить, будто ее определяют силы в невидимом. Любая конспирология это всегда хроника оккультной войны и элитарное знание для посвященных.

Такие системы рассчитаны не на взрослых, а на подростков. Разбираться в таблице Менделеева сложно и скучно. Поверить, будто судьбы мира зависят от битвы темных и светлых на мосту закона — куда увлекательнее. Взрослый считает, что у нас и нашей Истории есть смысл и мы можем сознательно участвовать в его развертывании.

Верящий в конспирологию подросток будет до последнего спорить: Если убедить в этом всех и раз в десять-пятнадцать лет менять конспирологический сюжет, то общество действительно навсегда останется манипулируемой толпой потребителей, нуждающихся не в знании, а во все новых и новых поворотах конспирологического спектакля.

Ну, а в финале утверждается старая добрая имперская идея светлых: Мы проиграли, и мир почти погиб. Поэтому, чтобы мир спасти, мы отмотаем все назад, в й.

В поздний совок, а точнее, в советизм без коммунизма. В командно-административный режим, лишенный исторических амбиций, внятной программы и хоть какой-то надежды на человека. Горсвету в общем-то совсем неважно, что происходит за пределами России, и он согласен пустить там все на самотек.

Вся структура дозорского мифа это не система мира, но только система России с ее ордынским и византийским происхождением. Да и апокалипсис показан национальный, а еще точнее, московский: Священный источник власти в таких империях покоится на могильном камне великого предка, перед которым все в долгу.

Отличный способ для имперской бюрократии снять с себя в случае катастрофы всякую ответственность. В этом, а вовсе не в навороченных спецэффектах, секрет его успеха.

И не только слово: Спрашивать, зачем империя нужна — занятие бессмысленное. В империю нужно просто верить. Чтобы предъявить имперскую утопию, ее чаще показывают народу, чем объясняют. Ведь впечатлиться гораздо проще, чем понять. Империя предлагает себя как более прекрасная, а уже потом как более справедливая или еще какая-то реальность.

Отсюда заинтересованность всех империй в создании собственного Большого стиля. Теперь в офисных новостройках верхние перила могли быть вызывающе выше человеческого роста, потому что они для мифических гигантов, а не для смертных лилипутов. Повсюду цитировался ампир, возвели театры Калягина и Вишневской, во всех дизайнерских рекомендациях по обустройству офисов утверждалось, что чем выше начальник, тем ампирнее должен быть его кабинет.

Привет этрусским вазам, лепным балясинам и бронзовой геральдике. Вскоре в моду вошла и сталинская версия этого стиля: Чаще иногородний и старше среднего возраста. То есть те, кто с малолетства запомнил: Хай-тек или новый модерн для них не столь уютен.

Он просто симптом того, что общество наконец перестало бояться своего прошлого и излечилось от травмы, а потому можно строить в любых стилях. Сторонники же новой имперскости, наоборот, надеются, что ирония со временем выветрится. Она просто дань вчерашним временам, когда любое высказывание нужно было маскировать под цитату и произносить с извинительной улыбкой.

И когда ампир станет серьезным, символы вызовут к жизни содержание, цезарь дарует миру смысл, правильно завершится история, состоится утопия, время остановится, а пространство станет прекрасным. Новые писатели-империалисты заявили о себе в самом начале нулевых. Сразу после выхода романа критики заспорили: Не вполне было ясно — анти- это или просто утопия? Павел развеял сомнения, написав сотоварищи программу нового имперского искусства в совершенно мужском, византийском и героическом духе и даже обратившись к президенту с открытым письмом, в котором обосновывалась геополитическая экспансия и предлагалось в перспективе завоевать Босфор и другие проливы.

Крусанов с тех пор закончил еще несколько романов с ностальгией по великим эпохам и мистической войной, создав целое направление в современной прозе. Не отставали и москвичи. Александр Проханов превратился из специфического автора для завсегдатаев митингов в просто модного писателя с растущей аудиторией. Прижизненная литературная канонизация настигла империалиста Эдуарда Лимонова. Лимонов — самый часто упоминаемый молодыми авторами заочный учитель; а в случае новой звезды русской прозы — Захара Прилепина — и вполне даже очный наставник.

Самые остроумные страницы — описание нелегкой и абсурдной жизни царских скоморохов недалекого будущего, садомазохистские игры нового боярства и национальные роботы, говорящие народными поговорками. Ключом к главному посланию романа для меня стал уличный стереоплакат с подмигивающим русским рабочим и лозунгом: В стране, где население добровольно сожгло свои загранпаспорта и отгородилось от мира Западной Стеной, правит абсолютная монархия, народная магия и гротескный садизм.

На прямые вопросы о прототипах автор шутливо ответил, что подсмотрел стиль опричнины у сотрудников ГИБДД на Минском шоссе. Имперский писатель готов быть бичевателем, критиком, вольнодумцем и декадентом. Но без Империи он вообще никем себя не видит и опасается, что его ремесло приравняют к недорогим развлечениям. Такой писатель ратует за мир, в котором правит сакральность, не важно кем и как установленная. Если Император и не пишет сам, как Марк Аврелий, то уж точно распекает и учит писателей, как это делал Сталин.

На любом вокзальном лотке лежит сразу несколько захватывающих эпопей о мировых войнах, ведущих Киберкремль к космическому господству. Или авантюрных приключений в бескрайних просторах будущего евразийского государства. Реагируя на это, западные эксперты утверждают, будто в России происходит реставрация советского строя.

Отказавшись от демократических идеалов, страна якобы сползает к диктатуре. Такая пара антиподов выглядит местами слишком наивной, а местами чересчур лукавой. Я думаю, что сегодня мы вынуждены выбирать между двумя совершенно другими вещами: Решается вопрос, кто из них кому подчинится: Буржуазный проект говорит на языке западничества, индивидуализма и либерализма.

В нем преобладают метафоры времени и прожекты будущего. Проект бюрократический выражается на языке евразийства и византизма, соборности и державности. Ему больше свойственны метафоры пространства и культ прошлого. Любимый миф бюрократии охранительный и геополитический — Россия может быть только нашей. Иначе она просто развалится на множество кусков, и состоится конец света. Ответный миф буржуазии — первенство бюрократов изолирует страну от мира и истории и тем самым создаст опасный спрос на холопство, обеспечит рост авторитарности как снизу, так и сверху, и сделает Россию абсолютно непригодной для современной жизни.

В Европе скажем, во Франции политический расклад довольно прост: Но вот в России все чуть более запутанно. Одни левые выбирают бюрократию потому что бессознательно полагают ее ближе к социализмуа другие вступают в альянс с буржуазией потому что надеются — именно буржуазный проект создаст условия для возникновения принципиально нового общества.

У нас выбор стоит не между некими правыми и некими левыми, а между правыми плюс левыми, которые действуют в интересах буржуазии, и теми правыми плюс левыми, которые действуют в интересах бюрократии. В Киеве именно буржуазному проекту Ющенко-Тимошенко удалось мобилизовать общество. Вы можете даже мечтать о сетевом обществе поствластных и пострыночных отношений — однако выбирать все равно придется из этих двух.

Станет ли в таких условиях деятель культуры поддерживать буржуазию? Как ни странно это звучит, но в России тот, кто мечтает о революции, именно буржуазию скорее всего и будет поддерживать. На Западе критиковать буржуазность значит выступать за утопический мир будущего.

А в странах с советским прошлым такая критика оборачивается всего лишь поддержкой бюрократии. Капитализм исторически более прогрессивен, чем феодализм, а значит, чуткие деятели культуры скорее всего поддержат именно. Однако поддержат не потому, что им нравятся буржуа, а просто потому, что еще меньше нравится чиновник. Европа для них это не мир мегамоллов, а антибуржуазная культура. И Запад — не администрация западных стран, а определенная форма общественного договора между людьми.

Долгое время я считал, будто такое отношение к буржуазии само собой разумеется. Однако недавно известный поэт сказал мне: Я, например, всегда хотел быть буржуазным. Не всегда только денег хватало.

михаил гутов под знаком зверя

В европейских странах представить такое высказывание трудно. Там музыканты, писатели и режиссеры из кожи вон лезут, чтобы продемонстрировать: Где рок-музыканты, поддерживающие политзаключенных? Спектакли солидарности с голодающими? Альтернативное кино, передающее пафос забастовок?

Клипы, смонтированные из столкновений с милицией? Пресс-конференции писателей и выставки художников против участия России в империалистической агрессии? У нас же на память приходит только Кобзон с Киркоровым, приезжавшие к Белому дому развлекать пикетирующих шахтеров, но вспоминается тут же, что после каждого выступления звезды уговаривали мужиков собираться подобру-поздорову и мотать из Москвы на родину.

Разберутся, мол, и без. В чем же здесь дело? Аркадий Аверченко описывает там, как выступал на митинге с речью в поддержку Учредительного собрания.

И вдруг некий человек из толпы, не дослушав, крикнул: Человек этот носил беспогонную, явно с чужого плеча, шинель, выражался некультурно и односложно и вообще стал для Аверченко, смущенного его репликой, фельетонным символом деклассированных масс.

Он подробно разъясняет, что всю жизнь честно работал журналистом. И все свое скопил копеечка к копеечке трудом. И вроде бы все правильно выходит. Аверченко — честный и воспитанный работник, а товарищ в сомнительной шинели еще неизвестно кто, не исключено — дезертир или вор.

Однако если проследить дальнейшую судьбу писателя, начинаешь вдруг верить не Аркадию Тимофеевичу, а безымянному герою фельетона.

Не экономически, конечно, но психологически, определение дано безошибочно верное. Дело в том, что гуманитарий при капитализме слишком часто находится в идеологическом плену у того класса, к которому вовсе и не относится. А именно — у буржуазии. Современные гуманитарии совершенно неадекватно воспринимают себя и свое место в мире. Как происходит идентификация современного гуманитария? В сегодняшней России это довольно большой процент населения. Кем они себя видят? При этом ясно, что на самом деле никаких общих интересов у художника и банкира нет и быть не.

Это общность всадника, который правит, куда ему нужно, и лошади, которая скачет под ним, куда прикажут. Художником при капитализме всегда пользуются.

Американская полиция: Михаил отвечает на вопросы, часть 2

Потому что буржуа по-любому остается собственником. И гуманитарий нужен ему только как обслуживающий персонал, оформляющий и украшающий мрачноватую реальность, навевающий золотые сны, расцвечивающий рабство и. Гуманитарий же снимает, пишет, сочиняет, анализирует — он наемный работник, вынужденный продавать системе свои возможности и результаты труда.

Однако никто из самих униженных гуманитариев не видит своего положения и не восклицает: Он покупает меня, и я его товар! Наши цели противоположны, и меня это категорически не устраивает!

Социальная пассивность и политическая нейтральность русской богемы поражает своей загадочностью. Эти люди видят себя не жертвой капитализма, а абсолютно посторонними. Им симпатичен мифический образ богемы, далекой от политики и живущей в метафизической вселенной своего воображения.

Слова же о том, что растаманский культ на Ямайке это антиимпериалистическое движение против американского Вавилона, магистр неотамплиеров Теодор Ройсс был активным анархо-синдикалистом, психоделическую революцию в х ее пророки понимали как первую стадию революции социальной, а монархия держалась не на сакральных полномочиях династии, а на столыпинских галстуках и ленских расстрелах, просто пропускаются мимо ушей.

Обычно гуманитарий воинственно аполитичен и считает это признаком своей образованности. Общество, где политика понимается как потешная борьба парламентских кланов, неизбежно теряет к такой политике интерес.

Но в обществе, где люди забывают о политике, политики с такой же легкостью забывают о людях. Такое общество оскопляет само себя, лишает себя возможности дальнейшего исторического творчества. Гуманитарию положено знать это лучше всех остальных. Как только гуманитарии выходят из уютных клубов для умных и озираются по сторонам, их душеспасительные иллюзии тут же рассеивается.

На самый простой вопрос: Кто-то бросается к Явлинскому — он все-таки гуманный, против войны. Кто-то к Лужкову — он все-таки не такой приватизатор. Кто-то к СПС — все-таки современные. Ей нужна не другая партия, а другая система. Весь двадцатый век среди ярких творческих людей на Западе сторонников капиталистической системы не сыщешь днем с огнем, нейтралов не так уж много, зато противников — сколько угодно.

Почти все авангардисты сотрудничали с левыми. А популярнейший из ныне здравствующих латиноамериканских прозаиков Эдуардо Галеано как может рекламирует мексиканских повстанцев-сапатистов. Влиятельный философ и психоаналитик нынешней Европы, Славой Жижек, проводит теоретические конференции, реабилитирующие Ленина и — вы не поверите! Ванесса Редгрейв не только актриса мирового уровня, но и который год спонсирует троцкистов, дружит с Организацией освобождения Палестины и играет Брехта в бесплатном театре, открытом левыми для рабочих.

Вот, например, Кристоф Шлингезиф, провоцирующий западногерманскую прессу, власть и обывателя. Акция Шлингезифа в августе го развивалась примерно так: Дабы не уронить репутацию крутейшего банка, заказчики назвали весьма увесистую сумму. Телевидение на опасной высоте кружило над зданием, фиксируя акцию из вертолета. В офисе банка нервничали. Никто не знал, что сейчас. Шлингезиф появился на крыше в пижонском костюме и с несколькими раздутыми мешками.

Вертолет пришелся очень кстати, лопасти создавали ветер. Остановившись на краю и сделав несколько приветственных клоунских жестов, Кристоф начал развязывать мешки и вытряхивать килограммы мелких купюр в наэлектризованный немецкий воздух. Люди внизу ловили халяву, толпа немедленно расползлась по проезжей части, остановив движение, полиция ничего не могла сделать, водители из машин и покупатели, выбегавшие из магазинов, забыв все, хватали бумажки, подпрыгивали и махали руками.

В этот момент каждый сам мог оценить кайф и абсурд индивидуального предпринимательства. Они раздумывали, не стоит ли тоже выскочить на проезжую часть и собрать из-под колес хотя бы какое-то количество своих денег. Впрочем, Кристоф не подвел: Причем самые элитарные издания. Говорят, не все деньги из разбрасываемых оказались настоящими. Пикантность же плана состояла в том, что на берегу этого водоема находилась охраняемая резиденция тогда еще канцлера Коля, который в это время как раз проводил там всякие важные встречи со своими министрами-капиталистами и иностранными империалистами.

Превратить дворец в подводное чудо, доступное исключительно аквалангистам — вот что задумал художник прямого действия: Неизвестно, получилось бы все это и верны ли были расчеты.

Зато известно, что ночью, накануне запланированного радикалами потопа окрестности Вольфгангзее напоминали мрачный фантастический фильм. По дорогам, полям и перелескам к месту встречи пробирались группы участников с фонарями. Людей блокировали на вокзалах целыми поездами, а сам Шлингезиф появлялся то здесь, то там в комбинезоне автогонщика и требовал свободного прохода для всех приехавших на акцию граждан.

Этот заезд он явно проигрывал. Людей до воды добралось в несколько сот раз меньше, чем требовалось. Канцлер не превратился, как мечталось, в человека-амфибию. Настоящих бойцов поражения лишь укрепляют.

Кино, театр, концерты, выставки

Во время Пасхи Шлингезиф, переодевшись в священника, вместе со своей свитой устраивал альтернативный крестный ход с альтернативными же требованиями отмены налогов и роспуска судов, мотивируя все это весьма точными цитатами из Святого Писания.

Богобоязненный прихожанин, увидев два крестных хода, движущихся навстречу друг другу, не знал, к какому из них примкнуть. На несанкционированных демонстрациях Кристоф со своими друзьями действуют обычно в полицейской форме: В новостной хронике противостояние двух полиций выглядит как настоящее высокое безумие. Предводительствуемая Шлингезифом толпа нищих, оголтелых и неравнодушных может заявиться с инспекцией в дорогой парфюмерный магазин и устроить там бурную дискуссию о модных запахах и популярных политических иллюзиях.

В результате такого диалога с продавцами и покупателями магазин, естественно, закрывается. Кристоф и его труппа наведываются и в офисы крупных сект, например, в штаб-квартиру сайентологов, где Шлингезиф на полном серьезе и в присутствии многочисленных свидетелей полемизирует с сайентологическими толкованиями и методиками воздействия на психику подавленных капитализмом жертв.

Любил участвовать в выборах и другой всемирно известный акционист из Лондона Дэвид Сатч, не доживший нескольких месяцев до Миллениума. На Даунинг-стрит его, облаченного в леопардовую шкуру, задерживали за организацию демонстрации, целиком состоящей из голых красоток: В одном округе, помнится, конкурентом Дэвида оказалась сама миссис Тэтчер. Чувствуя, что силы не равны, Сатч попытался отказаться от участия в пользу своего терьера Сплоджа, заявив: Шокировавшая избирателей фраза стала припевом знаменитой панк-песенки.

Он устраивал митинги в его поддержку, совал пятака к микрофону и дрался с полицией, когда та не давала свину высказаться. Растаман-акционист Билл Сандерс, выражая свое отношение к подорожанию жилья, устраивал из выселенных домов настоящие психоделические шедевры, наполняя обреченные на снос здания куклами, манекенами, самодвижущимися и вызывающе звучащими механизмами, заводными игрушками и чучелами животных. А потом продавал потрясные открытки с надписью на обороте: Но этот дом уже уничтожен банкирами.

Земля нужна им не за этим! Там любые, даже самые радикальные политические и художественные акции, гасятся равнодушием масс. Деятели культуры надрывались что есть мочи, но пока магазины полны, а телевизор демонстрирует сериалы, люди плевать хотели на их радикальные призывы. А в России х ситуация была прямо противоположная. Магазины были пусты, по телевизору шло черт знает что, массы бурлили — зато деятели культуры не обращали на все это никакого внимания.

Гуманитарии принципиально находились в стороне от процесса, и в результате недовольство масс осталось слепым и глухим. Ни в культуре, ни в политике интересных форм сопротивления так и не возникло. И ведь нельзя сказать, что русская интеллигенция всегда была такой, как. Эта прослойка родилась полтора века назад, то есть одновременно с русской буржуазией.

И с самого начала была ее яростным оппонентом. Кружки разночинцев, в которые входили почти все более или менее известные писатели, критики, филологи, этнографы той поры, начиная с молодого Достоевского и заканчивая Короленко. Лондонская деятельность Герцена, его дружба с Тургеневым и феномен тогдашней революционной эмиграции. Дореволюционная интеллигенция сочувствовала социализму, способствовала борьбе за него и отлично отдавала себе в этом отчет.

Сегодня капитализм в России полностью восстановлен. Не только гуманитарии, но и все остальные оказались в прежнем, дореволюционном положении. Произошел откат назад, в масштабе, какого не знала история. Значит, стоит ждать появления и новых революционных гуманитариев. Вряд ли стоит сомневаться, что русская революционная интеллигенция вскоре начнет возвращать свои позиции. В той же обычной жизни воображение используется, чтобы отличить красивое от нейтрального или уродливого.

В жизни не обычной воображение могло бы покинуть отведенные ему обществом пределы, стать полем для изобретения нового общества и нового человека. Этот лозунг восставших гуманитариев го будет казаться просто романтическим вздором уставших от зачетов студентов. Левое искусство Советское андерграундное искусство появилось во времена Хрущева. Коммунистическая власть не очень нравилась художникам и поэтам, и они критиковали ее, обычно с позиций западных либералов.

Если советские чиновники боролись с американской моделью, значит считали художникиэту модель стоит поддержать.

Так продолжалось до самого начала перестройки. Группа художников нового поколения Осмоловский, Пименов, Гусаров, Мавроматти заявила о своем разрыве с прежней либеральной традицией и обращении к революционным и антибуржуазным идеям. Чуть позже к ней примкнул арт-провокатор Александр Бренер. Это было пятнадцать лет.

Уголовное дело за хулиганство длилось почти половину этого срока. Впрочем, информационная прибыль того стоила. О группе Осмоловского стали говорить: Власть, однако, собравшись с силами, переиграла-таки художника. После закрытия уголовного дела на той же самой Красной площади начали вполне легально играть в баскетбол, давать мутные рок-концерты и устраивать цирковые фестивали.

Столь травматично и драматично начатая Осмоловским десакрализация святого места была, как и следовало ожидать, использована Системой в ее собственных целях. Каждым новым скандалом Толик пользовался как трибуной для оглашения своих заостренно левых идей. Он переползал на пузе довольно широкую площадь во время проходившего там митинга непримиримой, но конструктивной и одновременно духовной, оппозиции.

Дело было в феврале. Ползти через грязный соленый московский снег под ногами пенсионеров, с трудом держащих свои советские флаги и картонки со Сталиным — удовольствие для настоящих акционистов.

Потом он кормил всех страждущих бесплатными хлебами у подножий новых идолов, возводимых злым волшебником Церетели, против которого акционисты не раз объявляли художественный джихад как против мага, воплощающего в бронзе излюбленные кошмары власти.

В советские времена власть грубо душила подпольное искусство и не давала ему стать мейнстримом. Влиться в мейнстрим просто: И новый андерграунд это те, кто просто не желает успеха по принятым форматным правилам. Александр Бренер в боксерских трусах и перчатках разминается на пятачке Лобного места, пробуя ударами невидимого противника, и кричит: Я стою на перилах Лобного и размахиваю большим черным флагом с изображением красного злого ощетинившегося кота.

Через несколько минут к месту действия подъезжает машина с мигалкой и вышедшие из нее недовольные люди в форме все заканчивают. Если бы президент вышел тогда, с ним, может быть, и драться бы никто не. Поговорили бы, как нормальные люди, посидели где-нибудь, в чем-то убедили друг друга.

Сварщики варили ему отопление дома и отобедали. Сварщики на казённый мотороллер взгромоздились, а он в кузовок уселся — до работы с ними хотел доехать. Те по дороге завернули к магазину и загудели в кустах, а жарища в тот день градусов под сорок стояла. Начальник как уснул по дороге, да так и проспал до утра в кузовке у всего посёлка на виду — в мундире с погонами среди сварочных аппаратов да кислородных шлангов.

Вот нос у него и покраснел, как фонарь на публичном доме. Хвалился моему зятю, что он после этого стал в туалете газеты без света читать, электричество экономит.

Наплодил народ паразитов на свою голову. Сам с голоду светится, а они по тревоге с крыльца задом слазят, с оружием в дверях застревают. Это на западе полицейские по первому сигналу на свежий след бросаются, хлеб свой отрабатывают.

А наши после заявлений граждан головы ломают — как замять. Думают, как замордовать пострадавшего, чтобы заявление назад забрал. У моего соседа в прошлом году автомобиль украли — месяц ходил, так заявление у него и не приняли. А когда через бандитов розыскал его — милиция к нему прибежала и оформила всё как раскрытое преступление.

Вот так они показатели и делают. У нас как-то тоже беда приключилась. Весной коров власти не разрешают выпускать в стадо — траву жалеют. А нам жалко животину, вот ранним утром и выпихиваем её со двора. Вот однажды и не вернулась наша кормилица домой — как в воду канула. Да на беду и не застрахованная. Ну, что делать, мы с дедом моим, как побитые, и двинулись на ватных ногах в милицию.

Так что там началось. Такие вы и сякие, сами законы нарушаете, а к нам с жалобами прётесь. Чувствуем, запугивать нас взялись, протокол на потраву составлять начали. Раз виновные — мы всё молча выслушали, а когда уходили, заявление на всякий случай оставили.

Порядком уже времени прошло, как вдруг вваливаются в дом к нам два краснощёких молодца в милицейских формах — штаны на задницах трещат. Давай, тётя Оля, компромисс искать будем — мирно, значит, решать вашу проблему — начальство наше вашим заявлением сильно недовольно. Горевать без толку, всё равно не найдём мы вашу бурёнку, даже если захотим этого, но у нас есть план.

Мы вам поможем задним числом страховку состряпать, а вы опознаете нечаянно удушенную в лесу свою кормилицу. Свозили деда моего в берёзовую рощицу, показали ему место нечаянно удавившейся меж двух берёзок кормилицы нашей, и засняли его на камеру под этими берёзками с коровьим черепом и обрывком верёвки в руках. Поклялся муж письменно, что и верёвка, и череп коровий без кусочка кожи принадлежит нам, а не привезены специально со скотомогильника краснощёкими молодцами в погонах. Видишь, как приспособилась молодёжь работать, ничем не брезгует.

Как им сильно хочется дело закрыть. Справедливости ради надо сказать, что в милиции есть и хорошие ребята, особенно которые сыском занимаются, жизнью своей рискуют. Язык не поворачивается их полицаями называть — как до такого можно было додуматься? Осенью у нас случай произошёл — на берегу реки нашли обезглавленный труп мужчины. Ну и что ж вы думаете? Через десять минут на место происшествия прибыли оперативники с лопатами, вырыли яму рядом с неопознанной жертвой, стащили туда её и забросали землёй на глазах у изумлённых зевак.

Кто-то из толпы подал голос — мол, как же так, без дознания, следствия и так далее. Так ему один из могильщиков, топтавший ногами землю, добродушно пояснил, что убиенному уже всё равно где гнить, убийцу при желании не найдут, так что нечего тратить государственные деньги на его поиски.

И что ж вы думаете, это один такой случай, когда нашего брата без суда и следствия злодеи в формах закапывают? А что сейчас о них по телевизору показывают?! Я когда вижу их раздутые фигуры, сразу телевизор выключаю. И что так и осталось всё?

Ни одного картуза не полетело? На них и погорели. Скандал, конечно, был, да будет ли толк. Сегодня продажной милицией никого не удивишь. Нет ни одного преступления без их участия. Их не переименовывать надо было, а гнать метлой поганой! Так он до такой степени не переносит украинских гаишников, что из-за них не хочет спускаться на землю. Стоят, говорит уроды, набитые варениками, в любую погоду. Дождь, снег, жара, мороз, ураган — стоят, не шелохнутся. Никакой чёрт их не берёт. Да из такого материала нужно половые члены изготавливать, больше они не на что не годятся, смеётся.

Но до ваших гаишников им ещё далеко, сейчас ваших в Европе, как чумы боятся. Они в спешном порядке готовят закон, который запретит продавать вашим гаишникам их собственность — опасаются, что после последнего увеличения штрафов на российских дорогах они скупят все их родовые замки и острова с яхтами.

Говорят, что Питерские гаишники уже давно прицениваются к замку английской королевы Елизаветы, кругами ходят вокруг него с горящими, как у волков, глазами. Ему сверху, как на ладони видно, что вислопузые на украинских дорогах вытворяют, и он всё снимает на камеру. Собирается написать о них книгу и снять фильм. У них за критику и анекдоты ещё не преследуют, оттого он такой смелый.

А у вас, говорит, уже вовсю сажают за дискредитацию профессии представителей органов власти. Не за оскорбление личности сажают, а за оскорбление профессии. Если вашего чукчу надоумят обратиться в суд, - говорит племянник, - он не просто разорит все ваши печатные издания за анекдоты, а поставит крест на гласности в России.

И вообще, Россию — Матушку от полного разорения может спасти только золото Колчака, так что вашему правительству все силы надо бросить на поиски царской казны на дне Байкала.

Найдёте золото — продержитесь на плаву ещё лет десять. Хотя само озеро с его огромными запасами пресной воды и есть та самая последняя Российская природная заначка, после которой торговать больше будет нечем. Ещё лет пять можно прожить на деньги олегархов — каждый год по одному сажать, как Ходорковского, и выставлять его имущество на продажу.

Но Путина он уважает. Я бы на месте вашего Путина, говорит он, по всей стране установил на каждой проходной металлические шаблоны для чиновников всех уровней, чтобы в здание мог попасть только тот, кто пролезет в этот шаблон, а кто задом с крыльца слазит, пусть инвалидность оформляет.

И их кабинеты надо сделать прозрачными с кинокамерами, да ещё экраны по всей стране расставить, чтобы любой человек мог видеть, чем они занимаются. Он считает, что реформы в России нужно было начинать с милиции и оставить на службе только тех, кто пролезет в металлический шаблон в двери здания и три раза подтянется на перекладине. И затрат никаких, и эффект стопроцентный.

А так только деньги на ветер выкинули. Перед тем как их сделать полицейскими, нужно было всех наизнанку вывернуть. Одновременно такую процедуру нужно провести с таможниками, прокурорами и судьями, там не на много лучше дела обстоят. А такая аттестация — деньги на ветер. Он считает, что милицию, особенно Московскую на выстрел нельзя подпускать к Горноалтайску, забыла причину, но что - то связано с ваннами из пантов маралов и горными козлами.

У него много идей по борьбе с взяточниками. Он говорит, чтобы её, эту коррупцию, искоренить, в здравоохранении, нужно всем россиянам перестать болеть, в образовании — хорошо учиться, в чиновничьей среде — разрешить свободную продажу оружия.

Вот тогда бы дела пошли в гору, тогда чиновник не только перестанет брать взятку, но ему и в голову не придёт нахамить простому человеку. Ваши депутаты всегда и во всём ориентируются на европейские законы, подражают.

Чуть что, а вот в Европе, а вот в Америке! Чем наш народ хуже их?! А когда речь заходит о свободной продаже оружия, выясняется, что ваш народ не совсем психически нормальный, и ему нельзя иметь оружие. Пять лет назад он Путину даже писал, как навести порядок в России, да видать одному из чиновников его письмо в руки попало. Но больше всего он не любит гаишников. Когда он про гаишников начинает рассказывать, становится поэтом.

Он их называет тупиковой ветвью то ли эволюции, то ли цивилизации — толком не разбираюсь. А на что они годятся, Вы теперь знаете. Ещё недавно поэт Маяковский предлагал из таких людей делать гвозди, а теперь — половые члены. Ну, да, Бог им всем судья, ещё расстраиваться из-за. Я теперь больше о душе думаю, о здоровье.

Не приведи, Господи, сегодня болеть! Я вот душою ничуть не состарилась, а возраст во всём чувствуется. Работали — света белого не видели, как проклятые. Мы с мужем прожили в мире и согласии. Он не злым человеком. А что гонял иногда, так в деревне тогда так положено было, - мужик должен в семье свою власть показывать.

А вот родитель его, Лаврентий, сущим зверем. Другой раз ни с того ни с сего за столом обеденным как попрёт из него псих, вмиг в зверюгу превращался. Волосы дыбом по всему телу, из глаз кровь капает, клыки жёлтые изо рта лезут — кабан дикий и. Все снохи от вида его зверского детей до срока порожали.

Свекровь, покойница, царствие ей небесное, часто хоронилась от него в бочке с водою, как амфибия. Как в окно увидит перекошенное от злости лицо его, детей быстро спускала в кошачью дырку под пол, а сама с соломинкой во рту лезла в бочку с водою.

Всю жизнь он над нею изгалялся, а она ни разу не пожаловалась. Помню, один раз рубаху подняла — мы все залились слезами. Это же самый настоящий зверь! Женатых сыновей своих, а тогда все жили с ним под одной крышей, бил свекор по любому поводу кнутом до крови, и они не то, чтобы за кого заступиться, за себя постоять не. Он только за кнут — они разными тропами кто. А вот внучат любил, особенно своего первенца, Егорку, сильно баловал и если начинал с ним играть, чтобы рядом никого не.

Как засобирается с ним на рыбалку, свекровь бегом по меже на зады огорода, там круглый год на жердях была натянута старенькая сеть, напихает в ячейки сухих карасей, и падает пластом в ботву картофельную, а зимою в сугроб, лежит, бедненькая, не шелохнется, пока они сеть не выпотрошат. Любил ему показывать как он в гражданскую на скаку белогвардейцев шашкой пополам рубил. Потрепанную будёновку оденет, вскочит на деревянные козлы, оскалится и машет вокруг себя кривой палкой, а тот от смеха заливается.

Он всех снох заставлял ублажать своего любимца, и развлекали, бросали своих детей и играли с Егоркой, а куда было деваться? Злющий был мужик, аж дребезжал от злости.

Но я его почему-то не боялась. Он меня на второй день после свадьбы для профилактики огрел вожжами по спине, и я с ним до самой смерти не разговаривала. Жизнь свёкор закончил плохо: Разбитую телегу вместе со снастями и рыбой на другой день нашли в овраге, а коня и его самого, запутанного в вожжах на колхозной ферме в навозной яме.

Вёл себя не по-людски и умер как собака. У меня свекровь была очень добрым человеком. Но старость — не радость. Старикам сейчас плохо живётся. Да и молодым. За какие грехи, спрашивается, наказывает Бог наш народ нищетой такой? У него анальные отверстия паутиной затянуло, а кучка выродков — новых хозяев природных ресурсов утонула в роскоши, с жиру бесится.

Куда только Бог смотрит?!

Под знаком зверя - Михаил Гутов

А как же не желать, когда такое вокруг творится. Все наши беды от доброты и доверчивости нашей. Мне уже восемь десятков, а до сих пор с открытым ртом слушаю их брехни про стихию. Горят по всей стране разворованные пузатыми генералами армейские склады — молния виновата. Тонут по халатности морских чиновников подводные лодки — виноваты морские течения — фашистские мины в нашу сторону гонят.

Падают вертолёты с конкурентами на президентское кресло — виноваты метеориты — падают точно на головы пилотов. Глупое решение принимают в Думе — луна виноватая, мешает работать чувствительным до неё депутатам. Всё списывают, сукины дети, на природу-матушку, всё валят на неё - родимую.

И ведь знаю, что врут, а всё одно — слушаю, думаю, что хоть какая-то малость в нашей жизни изменится в лучшую сторону. А откуда оно изменится, если правителей наших стыдно слушать. Пока мысль какую выразит — измучается.

Один тяжеловес Черномырдин чего стоил. Мне стыдно слушать Фурсенко. Куда Путин смотрит — ума не приложу. Но, похоже, от него не всё зависит. Помню Солженицына, писателя нашего всемирно известного, один раз слушала, так изревелась вся от того, что хоть один человек в России понял нас до последней нервинки.

И его же, умницу этого, великого, до самой смерти на экран не пускали — правды боялись. Вот и муж мой покойный при Горбачёве всё руками по бокам себя хлопал: Сколько умных людей в стране, а до верху добираются абсолютно неподготовленные и недалёкие люди. А то и вовсе придурки, у них, наверное, так болезнь протекает, что при этом большая энергия выделяется.

Вот они и расталкивают локтями нормальных людей по дороге наверх. Долезут до самого верху и мычат потом в эфире. Забыл, поди, что отец твой рассказывал, как пьяные матросы образованных людей живыми бросали в ледяную воду?

Нева тогда кипела от каракулевых шапок. По весне даже эпидемия в городе началась. Вот и получилось, что дураков оставили на расплод, а умных — потопили.

михаил гутов под знаком зверя

Всё, как в святом писании: Эх, муж мой и злился, когда я ему так говорила — старой был закваски человек. По телевизору нормального человека не увидишь. Старшая дочка Надя возмущается: Такое впечатление, что нашему народу стирают память.

А зять, её муж Андрей, а у него все педерасты, матерится: Дорвалась, говорит, педарасня до эфира. И, правда, на Новый Год по телевизору одних извращенцев показывали, своими глазами видела. Провожать Старый Год дети всегда у меня собираются, а уж Новый у себя встречают. В этот раз они принесли кассету про животный мир, и все с интересом её смотрели за столом. Леночка, их дочь, не вытерпела: Андрей не стал с нею спорить и начал каналы включать. Боже мой, что там показывали?!

К их столу подошёл какой - то заморыш небритый и начал мычать, а они давай его называть дебилом. Он мычит, возле рта руками чего - то показывает, а они ему через слово: Вот это искусство нам показали на Новый Год! Из-за этих извращенцев они дома Новогоднее поздравление Президента Дмитрия Медведева пропустили. Первый раз в жизни пропустили. У нас теперь многие про природу стали смотреть. Когда Андрей говорит про педерастов лучше его не трогать. Он их такими матами кроет — уши вянут!

Прибежит, матерится он, замордованный крестьянин к районному чиновнику с жалобой на своего начальника, а тот сам, садясь в кресло женским движением руки поправляет пиджак на жопе, а другой рукой говно с губ стирает.

Бежит к областному, а у того тоже рот в говне. Он в столицу, а там их логово. Ну, куда бедному крестьянину податься? Как - матерится он, можно бороться с педофилами, если законы принимают педофилы. Следователь - педофил, судья - педофил, как же их тогда можно остановить? Педерастов, оказывается, можно различать с самого рождения, у них изо рта говном пахнет.

У всех младенцев изо рта пахнет материнским молоком, вкусно так пахнет, помните?

михаил гутов под знаком зверя

А у выродков прёт, как из канализации, ну и по всему телу им Господь меток разных наставляет, чтобы нормальные люди их издалека могли узнавать. А самым матёрым — на морде. И миром, - говорит, правят педерасты.

В Америке на берегу океана сапожная будка стоит, а в ней сидит старый обрезанный педераст. Сидит не потому, что кормится этим ремеслом, а потому, что это древняя профессия его предков, его увлечение. Раз в год к нему со всего света приезжают пять таких же старых педерастов, и они вшестером решают судьбу всего мира.

Они обсуждают всё до мелочей. Каждую страну, каждый народ, каждого человека по косточкам разбирают. Того, кто спел песню о Родине, заявил о своих правах, и не дай Бог, говорил про них плохо, утром находят в постелях с перерезанными глотками.

Все коллективы редакций и типографий многих стран, писавшие о них правду, в разное время были вырезаны, а литературу у них изъяли и сожгли.

михаил гутов под знаком зверя

Если им не понравится человек или страна — сотрут с лица земли, под корень вырежут. Президентов, священников, известных политиков и талантливых людей убивают тоже по их указанию.

Вот, так они весь мир и застращали. Все развязанные войны на земле - это их рук. Что в Грузии, что на Украине, что в Польше. У них у всех какой-то придурковато - радостный вид. И у Европейских покровителей, которые их поддерживают, такой же вид. Их ни с кем не спутаешь. Старые педерасты - страшные люди, и от них нужно держаться подальше. Они живут на земле вечно, потому что им постоянно меняют внутренности, которые для них вырезают у самых здоровых людей независимо от их цвета кожи и места проживания и без их согласия.

Они главные слуги дьявола в человеческом обличии на нашей планете, и все педерасты мелкого пошиба молниеносно выполняют их приказы. Можно, конечно, ему не верить, но тут его все поддерживают, даже другой зять Серёга, который сам состоит на службе у дьявола. Дочь говорит, что Россия для них кость в горле, что уже тысячу лет они проводят кровавые эксперименты на нашем народе, что царей, писателей и поэтов поубивали по их приказу.

Наш Путин их тоже раздражает, но у него хороший ангел - хранитель, а ещё его оберегает православная церковь, которая им не по зубам. Мусульмане им вообще не по зубам. Они больше всего боятся дружбы православной и мусульманской церквей и постоянно сталкивают их лбами.

Если эти церкви объединят свои усилия, всем педерастам на земле конец придёт. И избранным народам тоже, потому что у Бога любимцев нет и быть не может, для него все равны.

Как говорила моя мама: Богу худых людей жальче. Другое дело если человек или целый народ ненавидят Его, тогда Он просто от них отвернётся. Любимцы есть только у дьявола. Злой мужик, а кто он по профессии? Я его сама до смерти боюсь. Он спит и видит, когда оружие свободно начнут в магазине продавать; говорит, что демократию во всех странах завоёвывали с оружием в руках.

Он на машине много лет по всему свету мотался, вот и набрался ереси всякой. А про извращенцев он не врёт, сейчас их много развелось. Я их сильно не различаю. Они, конечно, и раньше были, но головы, как теперь, не поднимали. Одно время у моих сватов в городе сосед по даче, судья очень известный, крышу чинил да упал.

Ноги себе переломал, лежит, сознание едва теплится. И здесь же зашёл в сарай и повесился. Ну, какой его бес на эту гадость толкнул — скажите на милость. Семья хорошая была, с женою душа в душу жили?! А какой шабаш устраивал с комсомольцами секретарь райкома партии по идеологии Кизяков — сказать стыдно. Звонит, выпивши, по громкой связи Геннадию Петровичу, первому секретарю райкома комсомола и говорит сладким голосом: Тогда — два — хохочет дурак партийный.

Это у них юмор такой дурацкий. Вот он любил над ним изгаляться, прямо со свету изводил. Если есть у Гены рот, значит Гена не урод, его любимая шутка - прибаутка. Наконец — то я, - говорит он комсомольцам, - раскрыл секрет вашей молодости.

Когда вы дрочите, время для вас останавливается. Один раз поздно вечером не в духе вернулся из области, комсомольских секретарей со всего района у себя в кабинете срочно собрал и долго их рассматривал, как удав кроликов, а потом тихим голосом сказал: Потом встал и ушёл.

Про него тогда разное болтали, но я сильно этому не верила, пока сама не застала его за паскудным занятием. Эта срамная картина до сих пор стоит у меня перед глазами: Вот какой срамотой они тогда занимались!

Вылизывать грязь между пальцев ног, и между самих ног — любимое занятие сатанистов. Заведующий отделом пропаганды директором детского дома устроился — тоже к детям поближе.

Книга «Под знаком зверя» автора Михаил Гутов.

Обобрали до нитки его, поставили в унизительную позу и зашлись в сатанинском оргазме. На закате Советской власти среди высшего партийного руководства было много выродков, слуг дьявола.

Это они расплодили молодых калоедов для удовлетворения своей извращённой похоти, а те дождались своего исторического часа, и под предлогом назревших реформ перебрались в их кресла. К тому времени старые калоеды под себя ходили, поэтому проблем с захватом власти у молодых не возникло. Всё теперь в нашей стране принадлежит чиновникам-калоедам, бывшим комсомольским работникам. А Березовские, Ходорковские и прочие липовые олигархи — дымовая завеса калоедов, хотя и им перепало при делёжке.

Это барашки для жертвоприношения. Их прикормили на тот случай, если народ, вдруг, прозреет, поймёт, что его одурачили, схватится за топоры, и начнёт искать виновного. Профессиональные чиновники-калоеды — это самое изощрённое изобретение сатаны. Они всю жизнь подъедаются возле бюджета. Они хорошо образованные, а потому очень опасные. По организованности, дисциплине, взаимовыручке и интуиции им равных в мире. У них зеркальные биографии: Они ни дня не работали на производстве.

Мне про них всё хорошо известно. Конечно, перестройку молодые калоеды затеяли с целью прибрать к рукам нажитое предками, но эта цель была не единственная и не главная. Главное для них было устроить грандиозный сатанинский Бал, который все выродки, включая молодых и старых калоедов, ждали тысячу лет, потому что самый сильный оргазм они испытывают при виде массовых унижений и страданий здоровой части общества.

Это лютая месть выродков за своё моральное уродство. Теперь понимаете, кто стоит за перестройкой и ускорением, и зачем она калоедам понадобилась? А Вы хорошенько подумайте да увяжите с перестройкой. Почему молчала, в колокола не била, не тревожила сердца и души людские?

Незадолго до его кончины один Святой старец сказал ему, что выродки на Руси ожидают прихода зверя, и встречать его в царских палатах будут лысые выродки дважды: Страшная кровь и разруха ожидает наш народ. Но больше всего люди и экономика страны пострадают от рыжего монстра. Как видим его пророчество сбылось. Кстати, в Евангелие действительно говорится о скором приходе на землю зверя, который по воле Божьей две тысячи лет сидит запертый в бездне.

Что касается церкви, то она неустанно говорит об этом, но нам хоть говори, хоть — не говори, а мы всё равно никого не слушаем. А если и слушаем — делаем по-своему, либо ничего не делаем вовсе. Нас совершенно не интересует ни прошлое, ни настоящее, ни будущее.

Я всё больше убеждаюсь в правоте слов известного русского историка Василия Ключевского: Может мы и, правда, знать ничего не хотим? А зря, у нас бы на многое открылись. Например, зная историю Грузии, мы бы сегодня не возмущались её агрессивному поведению.

И, наоборот, зная историю многострадального армянского народа, который у меня вызывает глубокое уважение и симпатию, мы бы к нему гораздо лучше относились. И, вообще, народ, который на протяжении небольшого отрезка истории трижды менял веру, и каждый раз позволял себя обрезать, уважения не заслуживает. Хотя обо всём народе так говорить не принято, однако факты говорят сами за себя: Как только Русь освободила их от ига, они опять стали христианами.

Пришли турки - снова дали себя обрезать. Когда Россия разгромила янычар, они опять приняли христианство. Я говорю о небольшом кавказском народе, который больше других кичится своей независимостью, и который при первой же опасности снова обрежет себе нижнюю плоть. Про свою историю я вообще молчу. Дочь моя тоже говорит, что в семнадцатом году к власти пришли сатанисты. А картавый экстрасенс своими гипнотическими речами мог Кашпировского за пояс засунуть.

Теперь я понимаю, как ему удавалось такое проделывать с огромными толпами неграмотных людей и кто ему в этом помогал. Они тогда к встрече с дорогим гостем из бездны плохо подготовились — не всё учли.

Понадеялись на русское авось. Во-первых, много времени и сил у них ушло на борьбу с религией. Думали, быстро взорвём церкви, расстреляем священников, сожжём кислотой царскую семью - и всё на. Но православные корни оказались очень прочными. Во-вторых, с собственностью владельцы добровольно расставаться не захотели — пришлось отнимать силой.

Гвоздя своими руками не забили в экономику государства, а чужое — давай! А я знаю, почему они развязали гражданскую войну. Они тысячу лет мечтали попасть в царские палаты, но мирным способом проникнуть туда они не могли, потому, что власть в России передавалась по наследству, а все подстрекатели, как известно, были с прожидью, и им нечего больше не оставалось, как убить наместника Бога на земле и всё его потомство.

Такова была, как сейчас говорят, цена вопроса несостоявшегося сатанинского Бала. А сам Бал состоялся в девяностые годы прошлого века на наших с вами глазах, когда на смену старым калоедам пришли молодые калоеды — более прагматичные, более циничные и более опасные.

Старые калоеды семьдесят лет готовились к встрече с гостем из бездны, и к началу перестройки все препятствия для проведения этого грандиозного шоу ими были устранены: А для надёжности навели в стране такую муть и жуть, что до сих пор народ в себя прийти не.

Чего они к ним прицепились? Поубивали попов, вывезли утварь, а сами церкви чего было трогать? Знают, что верующего человека обмануть и даже запугать невозможно. А их главным оружием, как известно, является ложь, с помощью которой сатанисты манипулируют сознанием огромных масс. Знают, что верующий человек никогда не проголосует за выродка, теперь понимаете, чего они боятся?

И вместо того, чтобы сидеть в железных клетках в неволе, где и положено сидеть выродкам, они уселись в чиновничьи кресла и заставили нас жить по ими же написанным законам.

А наш безбожный народ ничего понять не может и по этому поводу страшно возмущается: Почему половым извращенцам и преступникам всех сортов и мастей сегодня живётся лучше, чем нормальным людям? Откуда взялось столько много сексуальных меньшинств и педофилов?! До каких пор нам будут по телевизору показывать одно безголосье, бездарь и мужиков в женском белье?!

Почему картины намалеванные психами и музыка, написанная в период обострения их болезни, выдаются за искусство?! Почему чиновников в страстную пасхальную неделю бьют припадки, и они кидаются на нормальных людей?!

Где обещанный закон о коррупции?! Кто составлял продуктовую корзину, унижающую человеческое достоинство?! И только верующих людей происходящее нисколько не удивляет. Они знают ответы на эти и другие вопросы, а главное знают, как можно изменить ситуацию. Эту коррупцию изобрели чиновники, чтобы через неё грабить и унижать народ. Беда в том, что бороться с нею у нас некому, потому что у тех, кто по долгу службы должны с нею бороться рыло в пуху. Ворон ворону глаз не выклюнет. Чего Путин с Медведевым вороватых чиновников терпят?

Или это осиное гнездо шевелить боятся? Не буди лихо, пока оно тихо? И правду Вы говорите про страстную пасхальную неделю. Я много лет убирала после них и видела, как им на пасху рвало головы, как они подчинённых едом ели. А сегодняшнее телевидение — глаза бы не смотрели. На хорошие программы, видать, денег нет, вот они и показывают всякую парашу. Чиновники в последнее время и на Украине распоясались.

На первое сентября, говорит племянник, прикатили к ним на лимузинах из области поздравить детей с праздником, покрутились возле них, погладили некоторых по головке и двинулись в пионерский лагерь в баньке свои чиновничьи органы массажировать.

Наутро одна женщина учинила скандал заведующему образованием — требовала с него деньги. Оказывается этот педагог сраный, двух малолетних пацанов из неблагополучных семей возил к ним для потехи. Дали ей, конечно, денег, чтобы не шумела — и всё на. Мать же второго ребёнка кинулась в прокуратуру, искать правду, да чуть сама в тюрьму не угодила за клевету на уважаемых людей. Выходит все они заодно? Выходит правду говорит зять мой про них? Психологи утверждают, что педофилы, как правило сами в детстве были жертвами насильников.

Это как у вампиров — укусили тебя, и ты становишься одним из. И зять Ваш прав, говоря о безнаказанности педофилов. А кто их будет судить?! Как говорил классик, а судьи кто?! На самом деле выродков на белом свете. К ним относятся половые извращенцы, преступники всех сортов и мастей, психически больные люди, и просто чиновники — калоеды. Уникальность последних заключается в том, что кроме России их нет нигде.

Они последнее и самое изощрённое изобретение сатаны. Однако их всех называют выродками потому, что они вырождаются в полном смысле этого слова. Это Бог ограничил их рождаемость.

Вот они и трясутся над каждым уродом на земле, опекают. Они у них все на особом учёте. Всё лучшее в стране и мире достаётся только. Но так или иначе все они являются продуктами половых извращений. Их испокон веков называли слугами дьявола и князьями тьмы.

Они в огне не горят и в воде не тонут. Их гонят в двери, а они лезут в окно в образе реформаторов и религиозных праведников. Вот и при новой власти они первыми ухватились за собственность и портфели. Прибрали без выстрела всё к своим рукам, понаписывали под себя законы, понабрали себе привилегий. Построили коммунизм в отдельно взятой сатанинской семье, который они много лет нам обещали.

Пенсию себе назначили в пять раз больше пенсий учителя и врача — куда это годится?! Но самое страшное, что они страну реально разрушают. Сегодня чиновники породили взяточничество в немыслимых масштабах, которое может уничтожить государство. Поэтому Путину и Медведеву нужно думать, как подавить коррупцию — среду обитания чиновников- калоедов. Нужно такой закон принять, чтобы им страшно было в руки брать чужие деньги.

Я считаю, что убийц, взяточников и педофилов нужно садить пожизненно, потому что это мера самая эффективная и не противоречит Заповедям Божьим. Был у нас ещё один извращенец — я про него совсем запамятовала. Работал председателем народного контроля и всю жизнь писал на людей грязные доносы. Вот он удовлетворял свою злобную похоть необычайным способом: Его танцы многие принимали за чудачество. А сейчас этот танцор двенадцатый год командует нашим районом. Моду взял устраивать попойки на пепелищах.

Отольёт надгробную плиту с названием и годами жизни исчезнувшей деревни, им же разрушенной, вывезет эту плиту на пепелище и три дня пляшет с пьяной свитой вокруг неё. А в районе уже десять лет помыться негде, ни одна общественная баня не работает. В прошлом году область выделила на строительство храма три миллиона рублей, а он их прокутил — сейчас боится губернатору на глаза показываться.

Не уж-то правда выродки миром правят? Или только у нас они так распоясались? Самооценка у нас низкая. Спел песню о Родине — убили. У старух бороды росли. А как-то взяла книгу почитать античного писателя Светония про жизнь двенадцати цезарей и ужаснулась. Оказывается, эти выродки для ублажения своей мерзкой похоти ничем не брезговали, даже детей и матерей своих не щадили — насиловали.

А выродков на белом свете хватает, есть они и в развитых странах. Однако из известных в природе выродков у них нет самых опасных — вечномолодых комсомольцев-калоедов. Будь они у них — жили бы сейчас хуже. У цивилизованных стран много позитивного — у них есть чему поучиться. Главное у них есть жизненный стержень, и гордость национальная и человеческая. Вон американцы что делают. Затребовали у африканского государства двух подозреваемых в терроризме, а те не отдают.

Они свой флот в Средиземное море завели, да давай утюжить ракетами это государство. Так они не двух — двенадцать выдали. Захотели — разбомбили Югославию с Ираком.

Захотели — к праотцам отправили Милошевича с Хусейном. Бен — Ладена уничтожили. Сейчас гоняются за террористами по всему миру. Бомбят почём зря страны и города, всё что движется, бомбят. И будут бомбить, не раздумывая чужие города и сёла, откуда почувствуют малейшую угрозу.

А у нас замечательного певца, Игоря Талькова, в Санкт-Петербурге прямо на концерте застрелили — и. Хотя известно об убийце всё: А какие песни человек пел о Родине, как совесть будоражил. Поучились бы у тех же израильтян, которые из-за одного похищенного капрала утопили в крови соседнее государство. Я против насилия, Господь упаси! Это я так, эмоции не сдержала. Отсутствие элементарного уважения к себе всегда было самым большим несчастьем нашего народа.

От этого уже все остальные беды. Скажите на милость, какой другой народ смог бы три с лишним десятка терпеть параноика, я нашего отца народов имею в виду, Иосифа Виссарионовича?

Без кайла и лопаты десятки миллионов лучших людей страны в землю зарыл! Сколько лет выродок истреблял целые народы и до самой смерти так и не научился без акцента говорить на языке этого народа. У нас многие до сих пор его имя без дрожи не могут произносить. Сколько мужиков у нас в деревне по ночам поувозили — толковых, умом и хозяйством крепких.

Ни один не вернулся. Вот страх как сидит клещом в нас, говорят, он по наследству с кровью передаётся. А у человека парализованного страхом голова не работает. Какую силу имеет страх, я по нашим мужикам вижу. Раньше за нанесённую обиду они отношения на кулаках выясняли, прилюдно, в честном поединке. Теперь через забор грызутся, как бабы, плюются, порчей друг - друга пугают. Бегают по ночам на кладбище с фотографиями заклятых врагов.

У нас фотографии в могилки с давних времён закапывают, а теперь моду взяли бельё хоронить. Этой весной молодая учительница убирала сорняки с могилы своего рано умершего мужа, так целый ворох накапала нижнего белья, одних женских плавок десятка два из земли вытащила. Он у неё лежит рядом с калиткой вот селяне, и напихали впотьмах в его могилку краденых вещей.

Сама она приезжая, с таким злодейством никогда не сталкивалась и по простоте души своей взяла и развесила их на заборе. И сразу всё тайное, как говорится в Святом писании, стало явным и обнаружилось, чьих это рук. По белью и вычислили злодеев - это ненавистные свекрови так со свету своих снох сживали.

Вообщем их злой умысел раскрылся, и остаток жизни, скорее всего, они в банях доживать будут, там, где и родились. Да у нас почти все старухи в банях живут. Один чудак даже объявление на воротах повесил: Но мужики всё же на расправу изобретательнее. Года два назад они с обидчика стали мерку снимать. Обмеряют крадучи его сзади и бегом с этой меркой к приезжему столяру - бандеровцу. А он за небольшую плату по ней сырую доску отрезает и кидает на крышу. Как доска высохла, теперь уже родственники обмерянного бегом бегут к нему с деньгами в руке и кумачём под мышкой.

Сразу думали, бандеровец таким макаром решил всех мужиков в деревне истребить - мстит за своего земляка Степана, а теперь видим: А виноваты во всём татары, нагнали за триста лет своего ига страху на нас — до сих пор хоть помоями на ночь умывай, чтобы не орали во сне. От того и митингуем на кухнях — боимся голос подать на улице. А с одним грузином, грабившим банки до революции, три десятка лет совладеть не смогли. С каким варварским акцентом, а писал для нас труды о чистоте русского языка, помню, в институте изучали.

И профессора твердили нам о гениальности этих трудов, а мы принимаем на веру — вот дьявольщина! Да тем же немцам в страшном сне не приснится, чтобы их канцлер заговорил на немецком языке с акцентом. Да ни одно государство, кроме России, не позволит. А наши с вами беззубые ровесники до сих пор портретами этого выродка на площадях машут — ну есть ли большее унижение? Одним словом, ничему история нас не учит, и ни сколько мы себя не уважаем.

Они - то уверены, что так надо. И эти идеологические рефлексы настолько сильны, что погасить их вряд ли удастся даже сроком жизни нескольких поколений. Ведь подумайте, нам же с вами наши дети и внуки верят? Тем более, что дети сами многое помнят о той жизни — и стабильность какая-то, и какой-никакой достаток дома.

Одевали их, сладости могли позволить, учили и лечили бесплатно. А ведь сегодняшние сталинисты — это тоже чьи-то бабушки и дедушки, их тоже любят и им тоже верят. А убеждать, глядя на нашу сегодняшнюю жизнь, легко — кому она может нравиться? Хотя перемены к лучшему, Слава Богу, наметились. И в мире к нам стало больше уважения. Заступились за Осетию, по зубам грузинским выродкам надавали - правильно сделали.

После признания независимости Абхазии и Южной Осетии в стране стали расти патриотические настроения, и это тоже хороший знак.

Перемены происходят - факт, плохо, что не все их на себе почувствовать успели. Только — только начали вставать на ноги — кризис банковский на наши головы свалился американский.

Хотя этот кризис ими был тщательно спланирован. Они давно решили перевооружить свою неэффективную экономику, и заодно обрушить экономики всего мира — раз и навсегда избавиться от конкурентов. И избавятся и отбросят все страны назад на сотни лет, потому что у них могущественный опекун - дьявол. А нас только Господь Бог может защитить. В усиленной молитве к Нему - наше спасение, другого пути у нас.

Будем молиться — выживем. Я верю, Господь всё видит и слышит. Что оно ещё при царе отменено. А я так думаю, что никто его у нас не отменял. На селе люди намертво были прикованы к фермам, как смертники. Крестьянам только при Брежневе паспорта выдавать начали.

Моя мама бедная всю жизнь за скотиной пролазила, в любую погоду коров руками доила и к концу своих дней сама человеческий облик потеряла. Не дай Бог даже видеть такое никому. На скрюченных винтом руках и ногах, на четвереньках передвигалась по дому, как первобытный человек. У наших старух в деревне бороды росли. Как я потом узнала, от непосильной работы женский организм начал вырабатывать какие-то мужские вещества — гормоны. Бесплатно работали в колхозе — от зари до зари, из года — в год, всю жизнь.

И никто не бастовал потому, что у коммунистов с несогласными разговор один был — к стенке. Да и всю родню под корень туда. На самое святотатство гнусное пошли всем миром Божьи храмы разрушать, когда к власти пришли. А всё потому, что вера людей в Господа мешала им грешные дела делать потому, что власть их бесовская.

Вот так и получилось, что свою веру они не смогли нам навязать, ту же, что была, отобрали — и оставили людей без веры. А без неё жить никак. Правильно Вы говорили про этих говноедов, и про Бал сатаны, правильно. Ради него они старались. Острых ощущений захотели, людоеды. Приеду, расскажу своим про ихний оргазм, они такого ещё не слышали.

К Богу придут. Ведь у нас на Руси своя была, понятная чувствам и сердцу. Дубы, берёзы наряжали, водили вокруг них хороводы, все значительные события под небом открытым отмечали, очищались огнём и водой — соприкасались с самой природой. И у японцев тоже похожая религия — Синто называется. Знаете, пророков на земле много. Жили на земле и сыны Божьи в образе человека, одними из которых были Иисус Христос и Магомет, но Бог - Отец для всех един. В Святом календаре после Рождества значится даже день его обрезания.

Вы слышали, чтобы православных младенцев обрезали? Может, от этого и праздники у нас такие несуразные? У других народов в праздниках заключена какая-то память историческая о трагическом и славном прошлом, а у нас?

День независимости празднуем уже несколько лет. А от кого мы независимыми стали или от чего — не задумывались? От Крымского полуострова и Севастополя, которые прочмокали, по - другому не скажешь.

От зарплат и пенсий, от стабильной жизни, от порядка в стране? И всё же в этой бредовой жизни от нас зависит многое. Если мы хотим изменить нашу жизнь, мы должны переступить порог храма, начинать нужно с. Порядок в первую очередь нужно наводить даже не в головах, а в душах наших. Я живу в Екатеринбурге, часто хожу в церковь, и вижу, как люди потянулись к Богу. А это значит, что общество выздоравливает, и это меня радует. А посмотрите, как сплотила наш многонациональный народ смерть Алексия II, разве это не чудо?!

Очнулся народ от гипноза сатанинского, в храм пошёл, Слава Богу! Я раньше об этом не задумывалась, а сейчас дочка, Ирина, со мной об этом часто говорит, и чувствую я, что душа к этим разговорам безучастной не остаётся. Она у меня в библиотеке работает, люди её уважают потому, что она с большим добром к ним живёт. Так вот, как соберёмся все вместе у меня за родительским столом, то обязательно о чём-то духовном она с нами разговор заведёт. Вон на Рождество нынче о грехопадении человека так интересно рассказывала, мужики даже лишнюю чарку пропустили.

  • Please turn JavaScript on and reload the page.
  • Скачайте сотни оформленных аудиокниг бесплатно и легально
  • Навигация по записям

Оказывается, Бог действительно доброе дело хотел сделать, создавая человека по своему образу и подобию.